Сорока Иван Григорьевич

Найти информацию на «Мемориале»

Сорока Иван Григорьевич

Город размещения фотографии на "Стене памяти": Челябинск, конструкция № 277
Иван Григорьевич Сорока родился в украинском селе Зенцы Сумской губернии еще Российской Империи в 1915-м году. И не случись Октябрьская революция, стал бы он, скорее всего, как и многие поколения его предков, землепашцем. Но новый формат жизни позволил пареньку проявить свои технические наклонности. Получив среднее образование, он выучился на шофера, и явно тяготел к более глубоким познаниям в сфере автостроения. Он одинаково хорошо управлялся и с грузовиком- трехтонкой, и с мотоциклом, и прекрасно устранял возникающие технические проблемы.Поэтому когда его призвали в армию, неудивительно, что попал он в танковые войска и очень быстро от рядового дослужился до лейтенанта.
Дарования Ивана Сороки заметили и командиры,и в 41-м году из Читинской части, где он к тому времени служил, и где в военном городке жили его жена и маленький сын Толя, которого прадед называл на украинский манер « Толедо», Ивану Сороке предложили уехать на учебу в военную академию. Прадед отказался. Ушел на фронт. Его сын Толя – в 41-м шестилетний мальчик – рассказывал, что плохо помнит те проводы. Только всполохи эмоций: гремящий марш «Прощание славянки», голубой платочек на шее мамы, сосредоточенное, ускользающее из памяти лицо отца. Отец постоянно уезжал на сборы, но неизменно возвращался, Толя не сомневался, что вернется папа и в этот раз: « Я даже и провожать-то его пошел с неохотой - играл с ребятами…»
Иван Григорьевчи Сорока прошел всю Московскую битву. Дважды был ранен. За отвагу и мужество, проявленное в боях,был представлен к награде командованием 37-го танкового полка 3-ей ударной армии. Погиб Иван Сорока 26 ноября 1942-го года под Великими Луками. Ему было всего 27 лет.
Лейтенант Сорока умер не сразу. Его боевой товарищ, после войны приехавший к семье однополчанина рассказывал, что « командир попросил снять с его руки часы и передать Толику». Только вот не видел танкист Сорока, что часы были вдребезги разбиты. Фронтовой друг бережно носил в своем вещмешке эти дорогие осколки всю войну- полк дошел до Кенигсберга, а потом привез часы сыну Толику.
21 декабря того же 42-го года прадедушку посмертно наградили Орденом Отечественной войны II степени.
Воспоминаний о том, каким был Иван Григорьевич, в семейной истории сохранилась немного. Он был заводной и веселый, очень любил технику, играл на гитаре, красиво пел - украинские песни и русские романсы. Очень любил и был предан жене и своему маленькому Толедо. Из коротеньких записок ясно, что он одинаково хорошо знал и грамотно писал на обоих – русском и украинском - языках.
Страсть Ивана Сороки к технике, его способности и некоторые черты характера - надежность, порядочность и целеустремленность передались по наследству его сыну и внуку. Его сын Толя стал авиационным инженером - одним из первых в Челябинске, приехал на Урал, окончив институт, по распределению, после того, как в 1958-м году в нашем городе построили аэропорт. У него тоже был красивый голос, он любил исполнять романсы и знал несколько украинских народных песен.
Внук Ивана Сороки - тоже Толя, унаследовавший от деда Вани фирменную ямочку на подбородке и неунывающий нрав – стал инженером – ракетостроителем.
В нашей семье 9 мая - прежде всего день памяти деда и прадеда Вани. Канонические «100 фронтовых грамм» выпиваем за него, похороненного в такой далекой от Урала Калининской области, у деревеньки с уютным названием Мамонькино, где осенью 42-го был самый настоящий ад.

Добавить артефакт к фотографии
Добавить историю к фотографии