Матнин Гавриил Севастьянович

Найти информацию на «Мемориале»

Матнин Гавриил Севастьянович

Город размещения фотографии на "Стене памяти": Магнитогорск, конструкция № 57
Матнин Гавриил Севастьянович родился 17 июня 1908 году в Новороссии в Запорожском селе Михайловка, работал в Магнитогорске в металлургическом комбинате им т. Сталина 08.07.1941 году был призван в ряды РККА в звании сержанта в 41 стрелковый 84 стрелковую дивизию. Воевал в Демянском котле, в середине лета их дивизию вдруг начали кормить очень хорошо, тем самым это предвещало, что их скоро бросят на передовую. Был взят на курсы мл. лейтенантов в 1942 году, Днем 15 августа 1942 года 41 стрелковый полк начала сосредотачиваться севернее станции "Крестцы" для погрузки в вагоны. Полк следовал по маршруту: Валдай, Калинин, Москва, Рязань, Борисоглебск, Фролово, и 20 августа 1942 года сосредоточился в районе северо-западнее поселка Березовский. 24 августа полк вышел в район деревни Ерзовка что Северо-восточней 25 км города Сталинграда. 26 августа 84 стрелковая дивизия получает боевую задачу: Занять деревню Орловка и в дальнейшим следовать на Баррикады. Дивизия под сильным огневым сопротивлением противника, в прежнем порядке успешно продвигался вперед. Противник, ведя ураганный огонь из всех видов оружия, пустил в ход бомбардировочную и истребительную авиацию, которая группами по 20-30 самолетов беспрерывно бомбила и обстреливала боевые порядки полка. Потери дивизии увеличивались. 27 августа 1942 года. Бой принял ожесточенный характер. Противник с воздуха по 20 и 25 самолетов непрерывно бомбил и обстреливал боевые порядки полка с земли, открыл ураганный огонь со всех видов оружия и огонь из танков. Преодолев сильное огневое сопротивление численно превосходящих сил противника, передний край обороны противника был прорван, десант и часть подразделений ворвались на окраину Орловки, остальные подразделения продвинулись до 2-х км в глубину обороны противника. Справа частей не было. Таким образом, полк вклинился в оборону противника, а фланги полка оказались открытыми. Фланговым огнем всех средств противник танки и пехоту, ворвавшихся в село, отрезал от основных сил, которые находясь под сильным огнем и непрерывной бомбежкой не могли ни на минуту оторваться от земли. Потери полка возрастали ежеминутно. Много вышло из строя командиров взводов и рот. Батальоны при такой потере личного состава, особенно командного состава, который своим личным примером увлекал бойцов вперед туда, где больше всего грозила опасность, с возгласами “За Родину!”, “За Сталина!” бойцы и командиры беспощадно уничтожали дрогнувшего врага. Но силы были неравны, десант с танками далеко ушел и соединился с Сталинградской группой. Противник, пытаясь восстановить прежние положение, бросил до 2-х полков пехоты, 130 танков. Бой разгорелся с невиданной силой. Противник, не считаясь ни с какими потерями, напирал. Шла атака за атакой. Поле было усеяно трупами немецких солдат и офицеров. Стволы винтовок и пулеметов от жары и беспрерывного огня накалились так, что бойцы об них обжигали себе руки. Позабыв усталость от двух суточного боя, преодолев всю его трудность, утолив жажду в своей злобе против гитлеровцев, бойцы сражались, как львы, отражая атаку за атакой и переходя в контратаку, отстаивая грудью Родную Землю. Враг потерял больше половины своих сил. Захлебнулся в собственной крови и остановился. Бой утихал. Бойцы отстояли свои рубежи, но боеприпасы и людской состав полка нуждались в пополнении. Полку приходилось держать фронт только с горсткой храбрецов, советских богатырей. Гавриил Севастьянович считался погибшим в районе Орловки, семье пришла похоронка, но Гавриил Севастьянович выжил. Получив контузию, был взят в плен в бессознательном состоянии. Из которого, придя в себя, бежал при первой же возможности. Невероятные сила мужества и стремление к свободе позволили раненному бойцу при перевозке по ж/д дороге каким-то образом умудриться выломать доску в полу вагона и вывалиться из него, оставшись живым. Т.к. земли тут были под немецкой оккупацией, несколько дней ему пришлось пережидать и восстанавливать силы, будучи заложенным в печь разрушенного дома. Но вернуться к своим, на линию фронта, не смотря на все предосторожности, все равно не удалось. Дед снова попался…
Уже перевезенным на территорию Украины, при перегоне из одного лагеря для интернированных в другой, когда колонна военнопленных переправлялась через мост, Гавриил Севастьянович предпринял очередную попытку к бегству. Прыгнул с моста, вместе с еще парой сотоварищей по несчастью. Автоматчики выпустили несколько очередей по воде. Дед единственный спасся и в этот раз. Ему удалось спрятаться под сваей и продержаться там до темноты.
Три месяца он пробирался до села в Запорожской области, в котором, когда-то родился, и где осталась родня. Исхудавший и изможденный он, наконец, доплелся до хаты двоюродного брата. Там несколько дней прятался за спинкой семейной кровати, под наброшенными на неё одеялами. Но какой-то из родственников оказался предателем. Узнав о скрывающемся собрате-воине, сдал его полицаям. Деда, избитого и связанного, бросили в сарай, утром должны были расстрелять. А утром - пришли румыны, и со словами: Рус, беги! – развязали и отпустили. (Это был август 43-го, после Курской дуги, после перелома войны, когда отступавшие вражеские войсковые части сменялись слишком быстро, часто не успевая зачищать за собой...) Но факт остается фактом. Дед снова выжил. И нашел укрытие в другом селе, где уже и дождался прихода Советской Армии. Гавриил Севастьянович продолжал свой путь в 26 стрелковой дивизии 312 стрелковом полку, дошел до Кенигсберга, был командиром автоматной роты. От полученной контузии Гавриила Севастьяновича парализовало в 1975 году, парализовало всю левую сторону. В день своего рождения 17 июня 1982 года Гавриил Севастьянович скончался. До сих пор числится погибшим в деревне Орловке.

Добавить историю к фотографии
← Назад     Вперед →