Миронченко Раиса Павловна

Найти информацию на «Мемориале»

Миронченко Раиса Павловна

Город размещения фотографии на "Стене памяти": Магнитогорск, конструкция № 16
«Из воспоминаний моей прабабушки Миронченко Раисы Павловны»
«Я, Миронченко Раиса Павловна(1941-2001), родилась в 1925 году 5 октября в Ростовской –на –Дону области Орловского района местность –сельская.
В довоенное время родители работали в колхозе. По окончании восьми классов я училась в школе бухгалтеров в городе Сальске (1941 год). Во время сдачи экзаменов мы услышали тревожную весть во время перемены: «Говорит Москва. от Советского Информбюро 22 июня ровно в 4 часа Киев бомбили». Нам объявили, что началась война. Речь Сталина: «Все на защиту Родины!»
Началась мобилизация, люди шли в военкоматы, всех возрастов, добровольно, оставляли только механизаторов – трактористов, комбайнеров – по брони. Враг был силен, готовился к внезапному нападению, нарушив пакт о ненападении. Враг был хитер и силен, он превосходил нас и в живой силе и в технике, застал нас врасплох. Нашей рабоче-крестьянской армии (РККА) пришлось отступать.
Мой отец пошел на фронт добровольцем в 1941 году, ему было 40 лет, был младшим командиром зенитной батареи.
Враг продвигался, немцы уже заняли Ростовскую на Дону область, двигался целинными степями к Астрахани. До подхода его к Ростову, началась в колхозах срочная эвакуация основных производств: молочно-товарные фермы, конефермы, свиноводческие фермы.
С фермами уходила и молодежь, в том числе и я. Я работала в бухгалтерии колхоза. Маршрут на Астрахань. Переправа Дивное на озерах «Маныч». До переправы мы не дошли, нас вернули местные полицейские, так как в райцентре станицы Орловской уже были немцы. Нам пришлось вернуться и работать на уборке зерновых, зимой чистили дороги от снега… и вот наступил январь 1943 года.
Немцы были на подступах к Москве, Ленинград в блокаде. Приказ Сталина: «Отступать некуда. Назад ни шагу! За нами - Москва! Вперед, на запад!». Наша РККА окрепла, перевооружилась, ряды ее пополнились – сдвинулись с мертвой точки и вперед, на запад, освобождать родимые края. Ещё 25 декабря 42 года немцы праздновали рождество в райцентре, выставив в окнах райкома пулеметы, а вскоре, 13-14 января 43 года наш райцентр был освобожден. Немцы, захваченные врасплох, бросали технику, сдавались в плен. А 11 февраля я пришла работать в прифронтовой передвижной госпиталь для легкораненых № 4422 51 армии Южного фронта. Уговорила двух подруг, Катю Королеву и Марию Бокаеву, и мы стали работать санитарками. Мы – комсомольцы-добровольцы. Военкомат еще был в эвакуации, только в марте вернулась милиция –НКВД. В марте госпиталь свертывается и вслед за фронтом, тяжелых раненых – в глубокий тыл, полечившихся выписывают на фронт. Освобожден Ростов. Мы, пехота, идем за подводами, нагруженными имуществом госпиталя. В Ростове развернулись, заполнились ранеными. В апреле в путь дорогу прошагали до Краснодона, развернулись на взорванной шахте им. Энегльса. Здесь сражались с фашистами комсомольцы-молодогвардейцы: Олег Кошевой, Люба Шевцова, Ульяна Громова, Валя, Сергей – здесь они и погибли.
Я раненых выхаживать умела
Я звали меня *кнопкою* за рост.
Комрила, перевязывала, грела
Какой, с меня, был *пуговицы* спрос.
Госпиталь находился от Краснодона в 15 км. Однажды мы пошли в город и узнали в военкомате, что разосланы повестки о демобилизации девушек на 26 июня. Мы вдвоем с подругой прибыли в назначенный день и нас мобилизовали, так как мы пришли добровольцами. Нам выдали обмундирование. Набрали взвод и пошагали мы по маршруту на пересыльный пункт, оттуда – дальше в запасной полк, там уже было много девушек. Нас было три роты. Посадили нас на платформы товарного поезда. На станции Тацинская станицы Ермаковская нам были приготовлены казармы – бывшие коровники, коров не было, их съели немцы. Здесь мы узнали, что нас будут учить на военных водителей. Так мы стали курсантами 34-го учебного автомобильного полка 51 армии Южного фронта. Изучали автомобиль, винтовку, а больше всего донимали нас строевые занятия и стрельбище. Училась я хорошо, на пятерки. После объяснения нового материала я выходила и все пересказывала, получала *пять*. И вот однажды на уроке решили написать маме письмо, и у меня само собой получилось стихотворение:
Письмо матери
Жила с тобой со дня рождения,
Училась, бегала, росла.
Ни знав нужды, ни знав заботы,
И жизнь наша мирно шла.
Семнадцать лет мне миновало
Окончив в школе восьмой класс.
Как вдруг случилось несчастье –
Подлый враг напал на нас.
Отца в июле ты проводила,
За ним и сын ушел на фронт.
Настал и мой черед проститься
Идти спасать солдат *сестрой*.
Нас в Краснодоне призывали
Направив в авто учебный полк
Нас на шоферов обучали
И верили, что будет толк.
Я гордостью была в учроте,
Отличницей в учебе и езде,
Имя мое на лозунгах писали,
Примером меня ставили везде.
Восьмого августа присягу принимали
На верность Родине служить.
Я в армии восьмой уж месяц,
Присягу принимала стоя к знамени лицом,
Бывало, что в своем курсантском взводе,
Я обучала технике бойцов.
И в парке я курсантов обучала,
Машину знала очень хорошо,
И этим командиров выручала,
Подставив свое юное плечо.
Где-то в конце лета 1943 года у нас в батальоне был митинг – Победа на Орловско-Курской дуге – танковое побоище. Построение трех рот, командир полка майор Антонов. Говорили замполиты, политруки. Подошел ко мне комвзвода ко мне и говорит: «Курсант Ильина, слушайте внимательно, будете говорить от третьей роты», я так испугалась, что даже не могла вслушаться, что они там говорят, и когда объявили меня, я не помню как вышла, что говорила и как вернулась в строй. Говорят, что говорила хорошо, с тех пор меня в покое не оставляли.
Фронт движется, мы следом. Передислокация в город Новочеркасск Ростовской области, в город студентов. Батальон расположился в здании Екатерининского Кавалерийского училища. Училище наполовину разбито. Здесь мы начинаем готовиться к экзаменам, живем в трехэтажной казарме, три роты, а четвертая, мужская резервная на две улицы подальше. Заканчиваем изучать технику, боевой устав пехоты, противогазы, патрулируем по городу. Не помню когда, в каком месяце, наверное, в сентябре, наши доблестные войска освободили город Севастополь. Снова митинг, построение. «От третьей роты будет говорить курсант Ильина», что то я говорила, а потом сказала:
Бой за Севастополь, вечной славой
Отныне запомнится нам навсегда,
Фашисты бежали бешеной лавой
Этих побед не забыть никогда!
Через небольшой промежуток времени освободили город Сталино (ныне Донецк) Ворошиловградской области (ныне Донецкая). Митинг, построение:
Слава, великому городу - Сталино,
Ныне ты снова Советский – родной.
Нынче взвивается красное знамя,
Которое взвивалось мирной порой.
Вчера ты был «черный» и мрачный как осень.
Сегодня ты ярок, как солнечный день
Славой Победы ты озаренный
Тебе салютуют залпы орудий.
Назавтра нам подан эшелон красных вагонов – должна быть погрузка и отправка на Западный фронт. Утром приказ – отставить , эшелон отправили на погрузку солдат, мы остались еще на неделю.
В Новочеркасском мукомольном техникуме нам устроили прощальный вечер-бал в честь окончания учебы и присвоения нам профессии «военного водителя». Мы все – девушки разных возрастов от 17 до 27 лет и добровольцы и мобилизованные, пели, танцевали, на сцене выступали.
Наконец, эшелон был подан, мы погрузились и двинулись на Украину. Запорожская область станция Пологи, расположились в селе Конские –Раздоры. Расквартировали нас по частным домам по 3-5 человек. Ходили в наряды, патрулировали улицы, не забывали изучать боевой устав пехоты.
Приезжали к нам из штаба армии представители проверяющие. В штабе, в Красном уголке, висел большой лозунг: «Привет отличникам учебы – Ильиной, Мазовой, Комиссаровой!» Две другие девушки были москвичками.
Случилась беда. Нас на квартире жили 5 человек, и мы все заболели брюшным тифом. Нас увезли в Мелитополь в госпиталь. Я совершенно ничего не помню –болела тяжелее всех. Сколько пролежала – не знаю, девушки выздоровели, ходили на прогулку, стали и меня выводить. И вот их выписывают, а меня нет, я плачу не могу, остаюсь одна… Девушки попросили мою шинель, чтобы вывести меня последний раз на прогулку, а сами взяли и увели меня, без документов и вещмешка…
после болезни я попала в 291-ю Передвижную авторемонтную базу. База стояла в селе Кочубеевка Полтавской области. Мы ремонтировали разбитые машины. Наша база двигалась вслед за фронтом.
В декабре 1944 года меня перевели в отдел контрразведки «ОКРСМЕРШ», который находился на территории Восточной Пруссии. Я работала в штабе писарем, писать нужно было много – болели руки. Однажды я встретила в штабе своего земляка – бывшего учителя физики, он работал в политотделе, подполковник. Он меня узнал, я рассказала ему о своей службе и он забрал меня к себе в политотдел. Я ходила с политруками-агитаторами по землянкам, просвещали солдат, носили газеты, брошюры, листовки. Очень болели ноги от ходьбы в кирзовых сапогах. Была в штабе женщина, майор Иванова, жалела меня, подкармливала. Она видела, что для меня эта служба не подходит, перевела меня санитаркой на командный пункт, который находился недалеко от передовой. Здесь был врач, медсестра и нас две санитарки. Мы ходили с Таней Горбатенко в землянки, блиндажи, перевязывали раненых, давали таблетки. Бывало, залетали фашистские самолеты, покидают фугаски и улетают, бывало, что и зенитки сбивали.
После перенесенного тифа я стала терять слух, от грохота канонад это стало проявляться сильнее. Врачи меня осмотрели и сказали, что поврежден слуховой нерв, комиссия установила мне 3 группу инвалидности и списали меня с фронта.
Приехала я домой в начале апреля 1945 года. Пришла домой – мама на работе, братишка на работе (токарь, ему 17 лет), дома только сестренка 7 лет. Пришла мама с работы – сколько слез, радости, я объявилась одна из троих. Брат Сережа писал, а папа пропал… Он в 1942 году попал в плен под городом Таганрогом.
Есть дома было нечего, маме выписали в колхозе 2 кг муки и 1 кг пшена как помощь для фронтовика. Что я инвалид 3 группы я не сказала никому, справку порвала – мне 20 лет и я уже инвалид, полу-глухая. Пришли навестить меня мои бывшие школьные товарищи – кто без ноги, кто без руки. 6 мая была Пасха, я пошла в райцентр к тете, здесь и услышала радостную весть – ПОБЕДА! – кончилась война! Скакали гонцы по селам с криком ПОБЕДА! Сколько сле радости, сколько слез скорби…
С августа 1945 года я стала работать на шахте навалоотбойщиком на глубине 145 метров, шахта Гукова. В 1950 году вышла замуж, муж был связист, потом стал шахтером. В 1952 году родилась дочь Зоя, жили мы на Донбассе. Муж был родом из Казахстана и в 1954 году мы все уехали с эшелоном в Казахстан на поднятие целины. Приехали в Кустанайскую область поселок Затобольск. В 1955 году родился сын Валера. В 1958 году семья наша развалилась, и в 1962 году я вышла замуж снова за магнитогорского парня Миронченко Михаила. Жили с ним хорошо, в 1970 году переехали в Магнитогорск, купили дом на левом берегу, имели хозяйство.
Имею награды:
За доблесть и отвагу в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.
Орден Отечественной войны 2 степени 1941-1945 гг.
Медаль Жукова 1941-1945 гг.
Медаль «30 лет Победы»
Медаль «40 лет Победы»
Медаль «50 лет Победы»
Медаль «Победа над Германией» 1941-1945 гг.
Медаль «Ветеран труда»
Медаль «За добросовестный долголетний труд»
Почетная грамота «За личный вклад в дело разгрома фашистов в годы Вов и самоотверженный труд»

Добавить историю к фотографии
← Назад     Вперед →