Фадеева Любовь Георгиевна

Найти информацию на «Мемориале»

Фадеева Любовь Георгиевна

Город размещения фотографии на "Стене памяти": Челябинск, конструкция № 220
Я Любовь Георгиевна ФАДЕЕВА (БЕЛОУСОВА) родилась в селе Ольховка, Ольховского района, Сталинградской области 2 июля 1926 года.
В начале июня 1941 года моя мама решила показать мне свой родной город Пензу, купила билет на пароход и мы с ней поплыли по Волге. Возвращались из Пензы домой в Сталинград уже в 20-х числах июня 1941 года. Мне было пятнадцать лет. Утром 22 июня 1941 года я, как и в прежние дни, бегала по палубе парохода и вдруг услышала по радио громкий голос диктора, который говорил о вероломном нападении фашистской Германии на нашу страну. Все на палубе стояли и плакали, я растерялась, побежала к маме и рассказала ей о горе. Мама заплакала, заплакала и я. Так мы с мамой встретили первый день войны.
Через несколько дней вечером, подплыли к Сталинграду, он встретил нас печальным, непривычно темным без огней. Это было жутко. А когда папа привез нас домой и открыл дверь в квартиру, я увидела на окне одеяло. Окно было завешано, а в комнате горел слабый свет лампочки. Улыбок у нас не было. Так запомнился мне Сталинград в первые дни войны.
Родители продолжали работать, я учится. С 22 июня 1941 года по январь 1942 года каждый день мы постоянно слышали о войне, но не видели ее. В январе 1942 года была первая бомбардировка Сталинграда. Мы с ребятами из класса в тот день пошли в кинотеатр (не помню его название) смотреть кинофильм «Свинарка и пастух». Фильм начался, и вдруг – погас свет и мы услышали что – то вроде грома. Что такое? Послышался плач, крики, ведь в зале было много детей, все испугались. Я услышала голос какого – то мужчины, его осветил прожектор и он сказал: «Спокойно дети, спокойно, это прилетел фашистский самолет, но если вы все будете петь, он испугается и улетит. Мы все стали петь какую - то песню. Это была первая встреча с «гитлеровцами». Затем эти встречи повторялись и с каждым днем все чаще и чаще. Самолеты прилетали бомбить Сталинград ночью, да по графику. В 1 час, в 3 часа, 6 часов. Когда были первые налеты, я как и все, спускалась в подвал своего дома – в бомбоубежище. Потом привыкла к налетам и во время их никуда из дома не уходила, а пряталась под кровать, накрываясь с головой одеялом. Так там и сидела, пока отбой не дадут. Слез не было, паники не было, хотя я была одна. Папа обычно убегал во время объявления воздушной тревоги на Сталинградский Тракторный Завод (он работал там заместителем начальника отдела кадров завода). Мама сразу уходила к себе в больницу (она работала врачом в детской больнице), а я оставалась дома одна. Прилеты немецких самолетов все учащались, немцы стали сбрасывать на город зажигательные бомбы, мы сбрасывали их с балконов и крыш. Тушили эти бомбы песком, песок для этой цели стоял в специальных бочках. В городе, все чаще и чаще возникали пожары, дышать становилось трудно от гари.
Как – то был очень сильный ночной налет, а утром, когда я собиралась в школу, по радио объявили, что школу № 1, в которой я училась, разбомбили. Наш класс перевели в школу им. «Павлика Морозова». Эту школу потом тоже разбомбили.
25 или 26 августа 1942 года ближе к утру домой пришел папа. Папа сказал мне, чтобы я немедленно собиралась и взяла с собой только необходимые на память вещи. Мне было тогда всего 15 лет, но я догадалась взять альбом с фотографиями и швейную машинку. Этот альбом и швейная машинка сохранились до сегодняшнего дня. Мы сели в машину, на которой приехал папа, и поехали на набережную Волги. Я увидела много детей, которых сажали на пароходы. Родители детей оставались на берегу. Пришел черед когда папа подвел меня к пароходу, я впервые увидела слезы в глазах своего отца, он плакал, так как расставался со мной, единственной дочерью и понимал, что может быть не встретится со мной никогда. Ко мне подвели четверых маленьких детей. Двое взяли меня за руки, двое за подол платья. Так организовывали пятерки – семьи, старший становился мамой или папой. Такой мамой стала и я.
Авиация немцев бесконтрольно бомбила почти по всему городу. Возникло большое количество пожаров и особенно у нефтесклада на Метизном заводе на берегу Волги. Нефть загорелась и горящая потекла в затон Волги, будто вода загорелась. Мы плыли по «горящей» Волге. Задыхались, но мы плыли вверх по Волге и это нас спасло. Всего в тот день из Сталинграда ушло десять пароходов. На каждом пароходе было около 1500 детей. Погибло девять пароходов, восемь впереди нас и один за нами. Как остался цел наш пароход, я не знаю. Мы остались живы. Бог спас. После того как мы отплыли от города наш пароход стал плыть только ночью, а днем стоял. Пароход имел маскировку от авиации. Над пароходом был навес из сетки и марлевого материала. На сетке приклеен песок и покрашено будто трава, стояли даже деревья. Пароход был замаскирован под остров. Но немецкие самолеты все равно нас бомбили. Было очень страшно. Во время бомбардировки пароход подбрасывало на волнах в верх, потом в низ – брызги воды поднимались на палубу. Как только начиналась очередная бомбежка, мы брали маленьких детей и шли в салон (это большой зал парохода) Там стояло пианино, был баян. Кто – то из взрослых играл, а мы брали детей за руки и ходили по кругу, пели. Так было легче, никто не плакал. Так мы доплыли до г. Куйбышева. В ноябре 1942 года меня поместили в Кашкинский детский дом, где в конце войны меня нашел папа. В начале 1945 года он привез меня в г. Челябинск.
К тому времени я имела только семь классов образования, самостаятельно подготовилась за восьмой класс, сдала экзамены и меня приняли в девятый класс шклы № 18 в г. Челябинска. Затем сдала экстерном экзамены за десятый класс школы и поступила в Челябинский педагогический институт на физико – математического факультета. Так я стала учителем математики. Преподавала математику сорок лет с 1951 по 1991 годы. Работала заведующей кабинета математики областного института усовершенствования учителей.
В 1946 году я познакомилась с моим будущим мужем Фадеевым Юрием Николаевичем. Он во время войны был эвакуирован в г. Челябинск из блокадного Ленинграда и работал модельщиком на Челябинском тракторном заводе. Вырастили с ним двоих сыновей и трех внуков.
Послесловие
Фадеева Любовь Георгиевна умерла 28 октября 2006 года в г. Челябинске. До самого последнего дня своей жизни, несмотря на тяжелую болезнь, которая на целых два года приковала ее к постели, она была бодрой и активной. По телефону руководила, созданным ею клубом юмора. Многие люди, общаясь с ней по телефону, даже не подозревали, что она серьезно больна и давно не выходит не только на улицу, но даже из своей комнаты.

Добавить историю к фотографии
← Назад     Вперед →